Их было восемь

«Понятно, что он мог застрелиться, но положить себя в могилу и насыпать сверху земляной холмик – уже вряд ли», – недоумевал один из героев Джеймса Хедли Чейза. С таким же удивлениям я наблюдала за тем, как рязанская несистемная оппозиция устраивает «танцы с бубном» вокруг погребального венка, который эти 8 человек 31 августа принесли на пл. Ленина, как на собственные похороны.

«Иду с дружком, гляжу – стоят, –
Они стояли молча в ряд,
Они стояли молча в ряд –
Их было восемь«, – доносилось из окна припаркованного неподалеку автомобиля, и эти слова звучали весьма актуально.

Да-да. Восемь. С ошивавшимися неподалеку прихлебателями – двенадцать. То есть никак не «десятки человек», о которых отчитался перед спонсорами гауляйтер Ежов.

Комментируя катастрофически низкую явку, наша смешная оппозиция «переводит стрелки» на дождь. И правильно делает. Ведь если б не он, ей пришлось бы признаться в собственной глупости и невостребованности.

Кто и какими клещами вытаскивал из Ежова дурацкий призыв портить избирательные бюллетени? Нет. Он брякнул эту чушь безо всякого принуждения, так и не поняв, чем она ему грозит. Ведь процент намеренно испорченных бюллетеней проиллюстрирует цифрами мизерную степень поддержки этого балбеса рязанскими избирателями.

«Если правда оно,
Ну, хотя бы на треть,
Остается оно –
только лечь, помереть!» – исчерпывающе прокомментировал незавидную ситуацию, в которой оказались рязанские «несистемщики», все тот же Владимир Высоцкий.

Однако мы искренне желаем им здоровья и долголетия, поскольку, ежели не будет этих – пришлют новых. Посмекалистее.

 

Оригинал статьи можно прочитать здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.